?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сегодня исполняется 115 лет со дня рождения моего прадеда Ивана Андреевича Горшкова (1898 - 1980). Про него я года три назад на википедии создал статью.



Сегодня я хотел бы привести отрывок из его дневника. Где он вспоминает свою нелёгкую жизнь.

"... Да, пожалуй, в известной степени это можно проследить на всей моей жизни. Я прожил её безукоризненно честно, отдал во имя Родины все свои жизненные способности. Всегда с огромным воодушевлением, с чувством великого патриотизма выполнял все трудовые задачи, как коммунист свято всегда выполнял уставные партийные требования, всегда принципиальным был при выполнении государственных и партийных задач. Очень любил партийную и общественную работу, отдавался этому с чистой совестью и душой. И получалось так, что за эту принципиальпринципиальныеность, партийность получал себе только неприятности от тех, кому нежелательны были мои принципиальные взгляды.
     Примеров ни мало. Вот хотя бы взять мою работу с Грабиным, который в последующей моей жизни очень много мне навредил в силу своего эгоизма, карьеризма, чистолююбия и злопамятного своего характера. Это относится к сороковым годам, когда я был секретарём партийной организации ОКБ. Отношения с Грабиным стали резко ухудшаться после того, как по указанию секретаря Горьковского обкома КПСС Родионова был снят портрет Грабина, который был вывешен в цехе рядом с портретом Сталина. Это очень не понравилось Грабину, и дальше он стал мстить мне. В результате при отъезде всего коллектива ОКБ по переводу в Москву меня Грабин не взял. Это было сделано просто - вычеркнул мою фамилию из списка коллектива. При чём я не знал этой подлости Грабина вплоть до самого  момента погрузки в эшелон. Именно у самого вагона мне кем-то из заместителей Грабина было объявлено, что меня в списках для отправки из Горького в Москву нет. Это было тяжёлым ударом для меня. И   с тех пор началась трудная жизнь для меня. Я всё же решил самостоятельно уехать в Москву. Временно пришлось работать в комиссии партийного контроля Горьковской области. Кстати, там мои попытки как-то воздействовать на непартийный поступок Грабина через партийный контроль не имели успеха. В те времена как раз в начале ВОВ Грабин был в большом фаворе перед Сталиным. Ведь Грабин в те времена получил звание Героя Соц. Труда, генеральский чин, доктора технических наук. Словом такая "высота" Грабина была недоступна даже для партийного контроля.
      Потом мне пришлось встретиться уже в Москве на заводе № 304 с директором завода полковником Червяковым, кстати сказать ставленником бывшего зам. министра обороны Сергеева, который был другом Червякова. И вот для этого "дружка" Сергеев пошёл на то, чтобы снять с поста директора завода моего однофамильца Горшкова, ничем не провинившегося. И здесь это так называемое "начальство"  в лице Сергеева не соизволило посчитаться с мнением партийной и профсоюзной организации.
      Я тогда был на заводе председателем завкома, и мои действия никогда не поддерживались Червяковым. И вообще, в ту пору нам партийным руководителям было трудно работать. Тут с нами администрация не считалась. А личность Червякова тоже можно было охарактеризовать только с отрицательной стороны. Тут много есть фактов, характеризующих Червякова как карьериста, шкурника, нечестного в моральном отношении человека. ержался он директором только благодаря поддержке сверху. И до поры до времени ещё был директором, а потом видно в силу своей бездарности с завода ушёл. К сожалению, он сейчас, видно благодаря чьей-то опеке сверху, оказался в Главном артиллерийском управлении и уже в генеральском чине. Причём ведает такими вопросами, в которых он понимает, как свинья в апельсинах. Словом, блат здесь играет решающую роль.
      Волею судьбы и на этом заводе я опять не расстаюсь с партийной работой. Словом на сугубо партийную работу, без общего трудового стажа приходится не менее 10 лет. Но вот проходит время - уходишь на пенсию. И здесь снова мне сопутствует неудача. Получилось так, что партком завода, мои старейшие друзья пытаются выхлопотать мне персональную пенсию. И здесь я к великому сожалению разочарован. Оказывается и в партийных организациях ( особенно в РК ) я встретил чёрствость, бюрократизм, непартийное отношение к коммунистам. Словом одни неудачи. Первая была в 1960 году, затем последовали одна за другой неудачи в 1967 и 1968 годах. Я потерпел их от Киевского РКП и от 13 Главного управления радиотехнической промышленности. А все, кто за меня ходатайствовал, были уверены, что моё дело выиграют в соответствии со всеми данными связанными с моей биографией и трудовой деятельностью: тут и служба в Красной Армии с 1918 по 1936 гг., тут и работа в оборонной промышленности около трёх лет, правительственные награды за оборонную промышленность и за участие в Гражданской войне, работа пропагандистом и лектором. Но не тут было. Всюду отказ.
      А теперь мои друзья - маршал артиллерии Одинцов, генерал-майор инж. тех. сл. Толочков и член КПСС с 1918 г. Винокуров написали от себя письмо-ходатайство секретаря ЦК КПСС Устинову о пересмотре моего дела. И вот уже больше месяца прошло... По сведениям от Илларионова якобы последовало соответствующее письмо от Устинова в Комиссию по персональным пенсиям. Пока ничего не известно... Пока ничего нет..."

Это было написано в 1968 году. Персональную пенсию он получит лишь через десять лет.

Latest Month

June 2014
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner